10:08 

Кот - Баюн
Котяка-танцевака
Сап, двач Короче, мне реально жалко всё вот это бросать. Ну, моё нытьё из 2007, который уже не вернуть, мысли какие-то, срачи в комментах и прочее. ЗГ, опять же, хоть и не испытываю сейчас особого интереса к форумкам и хтоническому злу, которое там может зародиться. Писанина про настолки не пошла - потому что я чортов гик и готов тратить время и деньги на картон, который после подорожания валют стал ещё менее доступным. Поэтому, в основном буду писать про то, что я делаю в рамках нового увлечения, про которое я (вроде бы) уже писал - клуб настольных ролевых игр. Скоро там начнут водить по Подменышам. Это, для тех кто не, из Мира Тьмы, дальше гуглите сами :) В общем, я долго писал и, наконец, дописал свой монументальный труд aka квенту. В последнее время меня прёт от роли плута, поэтому и персонаж у меня тут - пак. Проказник, врун, троллоло и бездельник.

Эльфов славный верховод,
Здесь Елена! К нам идет!
Мной опрысканный юнец
Ей твердит про связь сердец.
Что ж, посмотрим балаган.
Слабый разум смертным дан!


- …Вот так, буквально на карачках, но живым, я и выбрался из этой долины… Всё, теперь твоя очередь рассказывать, Ллеу. Поведай о себе, пак.
Фляга перешла по кругу. Вдохнув аромат молодого сидра, Ллеу сделал глоток и хмыкнул.
- Да, пора рассказать что-то поинтереснее! Вы, ребята, не обижайтесь, но ваши истории на россказни "пьяниц" похожи. Такие они скучные и неинтересные… Слушайте же!
Пак подался вперёд, и его рыжие волосы будто вспыхнули вторым костром, помимо того, настоящего, что весело потрескивал в центре поляны.
- Мой прадед, Талврин Хэмиш, страсть как не любил англичан. Когда пришла пора служить в английской армии, он дал дёру из Кармартена и, добравшись до Кардиффа, зайцем отправился за море. Талврин полагал, что судно, в трюм которого он забрался, довезёт его до Африки или хотя бы Испании, но, во-первых, капитан небольшого сухогруза и не собирался идти так далеко, а во-вторых, прадеда нашли и вышвырнули на берег ещё в Дублине. Ох и взбучку он тогда устроил матросне! Но на него навалились толпой, и одолели...
- Врешь небось, - хмыкнул эшу, передавший Ллеу фляжку.
- Не любо – не слушай, а врать не мешай, - гоготнул пак и, снова глотнув сидра, увлечённо продолжил: - В Ирландии англичан не то, чтобы не было, они были, но в гораздо меньших количествах. Проваландавшись несколько лет в глуши, Талврин скопил небольшое состояние игрой в карты, аферами и алкогольными соревнованиями. Затем зачем-то решил остепениться, купил землю и стал фермером. Через пару лет он женился на дочери соседа, Сирше Мюррей, и спустя какое-то время у них родился сын, Оливер. Дедуля Оливер с ранних лет слыл дамским угодником, и когда стал приближаться порог его совершеннолетия, в его голову закралась мысль – а насколько хороши девчонки, допустим, в Корке, Голуэе или Килларни? Да и вообще, на материке? Поэтому он стянул часть отцовских сбережений – жалко ему, что ли, ещё заработает – и отправился путешествовать по Изумрудному острову, перебиваясь случайными заработками. Когда ему надоели ирландские девушки, он отправился на материк. В путешествиях прошёл год, он побывал во Франции, Голландии, Швейцарии, Греции, Италии, Испании и Португалии. И везде - везде! - он увивался чуть ли не за каждой юбкой!
Эшу только фыркнул. Сатир цокнул языком и сказал:
- Ну, если это действительно правда, не удивлюсь, если твой дедуля был сатиром…
- Да я точно тебе говорю! Клянусь… клянусь любимыми панталонами мой бабули!.. Так вот. После, Оливер двинул за океан – в Америку. Спустя какое-то время он, как и мой прадед, остепенился и создал семью. Затем развёлся, и снова связал себя узами брака. Так продолжалось несколько лет, пока, наконец, он не нашёл ту единственную. Ну, или та единственная не пригрозила оторвать ему орешки, если он не прекратит ходить налево. Бабуля моя сурова, как Чак Норрис! Я как-то раз не захотел томатный суп есть, не люблю эту пакость сызмальства. Сбежал во двор, пока бабуля отлучилась в кладовку, и забрался на дерево. Так она меня нашла и тоже на дерево полезла! Пришлось слезать и идти есть этот дурацкий суп… А, ещё она вискарь от дедули в комод запирает. Но вы думаете, дедуля сдаётся? Ох и ловко он в замке комодном отмычкой орудует! Меня потом этому научил. Я ему пригрозил, что всё бабуле расскажу, если не научит... Так вот, после того, как дедуля с бабулей прожили вместе три года - настоящий рекорд для дедули, я вам говорю! – на свет появился мой батя. Он ничего выдающегося и интересного пока, к сожалению, не совершил, но я не теряю в нём надежды. Ах да, кое-что было, это я вам соврал – однажды он стал чемпионом штата по кегельбану! Но в основном он скучный юрист, который работает в какой-то конторе тут, в Портленде. Но в юные свои годы он был не так скучен, был таким же весёлым и крутым, как я. На студенческой вечеринке он повстречал Розали Вичвуд, мою маман. Они классно оторвались тем вечером, стали ходить гулять вместе, поженились, и вот, почти шестнадцать лет назад родился неподражаемый и великолепный я!
- Это всё прекрасно. Отличная родословная. – Эшу отвесил шутовской поклон. – Только вот интересовался тобой лично, а не благочестивыми твоими предками, о пак. Я знаю, что правду из вас, паков, выудить бывает очень сложно, но чтобы настолько… Кто же ты?
- Я? О, я…

Патрик был необычным ребёнком. Его необычность заключалась в том, что с ранних лет он научился делать так, чтобы находящиеся рядом с ним люди непроизвольно озирались, ожидая подвоха. Им мог угрожать коробок спичек с жуком внутри, смазанное лаком мыло в ванной, сэндвич с резиновым сыром и многое, многое другое. Спастись от него можно было, только усадив смотреть какую-нибудь комедию вроде «Тупой и ещё тупее» или «Джей и Молчаливый Боб наносят ответный удар». Его чем-то цепляла и буквально завораживала эта всепоглощающая беззаботность и безбашенность, пропитывающая подобное кино. Многочисленными своими проказами он старался воссоздать эту атмосферу, и нередко у него это получалось. Спрятавшись в шкаф, он с сияющими от счастья глазами в щёлочку наблюдал, как смешно бегают одноклассники от разъярённых пчёл, чей улей Патрик в очередной раз притащил в классную комнату.

Кстати, в школе его стремление сделать всем весело тоже не понимали. За подложенную на стул учительницы искусственную какашку или вовсе даже настоящую острую кнопку его отстраняли от занятий, чуть не выгоняли, всячески пытались вразумить. После очередного внушения начиналась короткая передышка, которая неизбежно заканчивалась совершенно новой выходкой, которую сорванец придумывал в свободное от баловства время. Родители Патрика попытались как-то отвлечь его от шалостей и отправили на лето в лагерь бойскаутов. Но парнишка не научился вести себя лучше. Зато он постиг азы выживания в дикой природе, а знание растений и ягод, способных дать краситель, подражающий чудесной трупной зелени или кровавым потекам, но при этом безопасных для человека, показались Патрику очень полезным. В общем, никакая дисциплина и никакие науки особо не приживались в вихрастой голове мальчишки. Он считал это невообразимо скучным, а значит, не стоящим особого внимания. Отчаявшись, родители рассудили, что их сыну лучше поскорее распрощаться со школой и пойти учиться тому, что ему действительно понравится. Патрик не мог упустить такой возможности, и в пятнадцать лет с горем пополам закончил школу экстерном. Поступать он, после недолгих раздумий, решил в Тихоокеанский Северо-Западный Колледж Искусств. Размышляя о своём будущем, Патрик видел себя ведущим какого-нибудь комедийного шоу (где тебе платят за шутки, а не отчитывают!) или актёром ситкома, на худой конец.

Новоявленный студент колледжа гораздо охотнее посещал занятия по актёрскому мастерству, сценической речи, сценическому фехтованию, пластике, танцу и многому другому. От третирования окружающих своим чувством юмора Патрик не отказался, просто на короткое время сбавил обороты. Готовился к семинарам по истории искусств и прочей, по его мнению, скучной лабуде он все так же с ленцой и неохотой, как это было и в школе, но умерил своё желание делать людям смешно. У него появились новые знакомства, но даже тут, в атмосфере, которая была наиболее близка Патрику, парень ожидал увидеть и почувствовать нечто большее. Иногда, во время перерывов между занятиями, Патрик гулял по окрестностям, то просто слоняясь по паркам и улицам, то отрабатывая полученные на учебе навыки на случайных прохожих. Во время одного из таких перерывов парень забрёл в переулок в паре кварталов от колледжа, где наткнулся на магазин розыгрышей. Из любопытства заглянув туда, он познакомился и подружился с продавцом и по совместительству владельцем этого магазинчика. Тим, улыбчивый мужчина среднего возраста, оказался отличным собеседником и просто приятным человеком. Патрик, позабыв про занятия, увлёкся разговором с ним, и рассказал о своих успехах в индустрии смеха и веселья, Тим же поделился своим опытом и продемонстрировал пару фокусов. После той памятной встречи Патрик шёл по улице, весело насвистывая простенькую мелодию, а его глаза сияли намного ярче обычного.

С того момента начался Кризалис Патрика. Шутки не только вернулись на прежний уровень, они стали куда более изощрёнными Конечно, теперь же у него был Тим с его кладезем идей и находок! Чувство юмора паренька снова потеряло всякие границы и на редкость смешной и проказливой амёбой расползалось далеко-далеко за ними, потешно шевеля жгутиками. Студенты и учителя стали на него коситься, как это уже было в школе. Да и сам Патрик стал замечать, что с ним происходит что-то необъяснимое. Он периодически видел краем глаза какие-то движения, даже находясь абсолютно пустой комнате. Поначалу паренёк думал, что это из-за слишком частых походов в кино, но когда он перестал ходить в кинотеатр, а галлюцинации остались, всерьёз забеспокоился. Апогеем стал Хэллоуин. Патрик не без труда нашёл и купил жёлтый костюм-двойку, такого же цвета шляпу и самой идиотской расцветки галстук. С помощью “лысого” парика и грима превратившись в героя фильма “Маска”, он весь вечер от души веселился, лупя надувной кувалдой с пищалкой всех присутствующих на вечеринке. Впрочем, ему отвечали тем же. Патрик показывал карточные фокусы, которым его научил Тим, и карты будто сами меняли свою масть и достоинство, без какого-либо участия фокусника. Кому-то в толпе даже показалось, что валет пик нахально показывал зрителям средний палец. Колоду отобрали, тщательно осмотрели и чуть ли не обнюхали каждую карту, но валет пик лишь презрительно глядел с прямоугольного куска картона мимо них куда-то вдаль. После вечеринки Патрик устало волочился домой по тёмным улицам. Он выложился на полную, очень устал и не особо смотрел по сторонам. Как оказалось, зря - в тёмной аллее паренёк чуть столкнулся с компанией наряженных во всякую нечисть, как это часто сообщают в новостях, агрессивно настроенных подростков.
- Глядите-ка! Клоун! - Радостно заржал один из компании. Патрик мельком заметил, что двое или трое хулиганов носят красные банданы.
- Клоун! Оторвём ему его мерзкий накладной нос?! - Включился второй.
- Кретин, у него нет накладного носа. - Вступил третий. - Это неправильный клоун!.. Эй, неправильный клоун, хоть шарики-то у тебя есть?! У всех клоунов они должны быть!
Патрик сделал полшага назад и усмехнулся. От таких вот задир легко можно было убежать, они отставали на втором повороте. Те, кому он успевал чем-то досадить, отставали чуть позже, но отставали. Но Патрик не был бы Патриком, если бы не захотел покривляться. Он сделал ещё полшага назад и завёл руку за спину. На плече у него болтался длинный чёрный воздушный шарик, из каких аниматоры обычно делают собачек и жирафов. Паренёк, обожающий “Маску” и Джима Керри, сделал из этого шарика томми-ган.
- Э, клоун! Ты куда собрался?! Мы не договорили. Где шарик?
- А вот он! - Патрик вскинул игрушечное оружие и, улыбаясь до ушей, предложил своим собеседникам: - Попробуйте меня остановить!
Глумливые ухмылки сползли с физиономий уличной шпаны. Они просто разворачивались и бежали. Бежали без оглядки, кто-то даже орал, кто-то просто подвывал от страха. В недоумении, Патрик опустил глаза. В руках у него был вполне себе обычный томми-ган. Настоящий. Мальчик с криком выронил оружие. Резиновая колбаска, наполненная воздухом и перекрученная в нескольких местах, стукнулась об асфальт. Потыкав шарик ногой и убедившись, что это таки шарик, а не что-то ещё, Патрик осторожно, двумя пальцами поднял коварный предмет с земли и зашагал прочь. По пути он думал, что пора, пожалуй, обратиться к специалисту.

Однако, на следующий день он навестил специалиста в другой области. Тим внимательно выслушал паренька, сочувственно покачал головой и сказал:
- Ты устал, приятель. Много сил отнимают занятия в колледже, да и вне его стен ты ведёшь достаточно активный образ жизни... Тебе надо отдохнуть. Просто отдохнуть и развеяться. - Тим дружески похлопал понурившегося парня по плечу. - Вот что, приятель. Скоро будет двадцать лет со дня открытия магазина. Приглашаю тебя на праздничную вечеринку по этому поводу! Будет пунш, закуски, музыка, мои близкие друзья и, эээ, постоянные клиенты. Что скажешь?
- Двадцать лет! Круто! С огромным удовольствием, Тим!
- Отлично! Жду тебя к восьми вечера!
И через неделю Патрик открывал дверь магазина, из окон которого лились, смешиваясь в единый поток, свет, смех и музыка шестидесятых. Паренёк решил прийти в том же жёлтом костюме только, разумеется, без грима. Патрик поправил бутоньерку в петлице и огляделся. В помещении магазина всё было украшено гирляндами, воздушными шарами и хлопушками. Около дюжины людей болтали и смеялись, стоя у столиков с канапе и пуншем. Тут были и ровесники Патрика, и ребята чуть постарше, несколько взрослых и - мальчик даже моргнул пару раз - старушка божий одуванчик, у которой из кармана сумочки торчала со знанием дела сработанная рогатка. Новоприбывшего вышел встречать сам хозяин магазина. Тим был одет в клетчатый костюм, на шее был такой же галстук. В петлице, как и у Патрика, торчала бутоньерка, а переносицу венчало старомодное пенсне с треснувшим стеклом.
- Добрый вечер, Патрик! Рад видеть тебя. Дамы и господа! Разрешите представить вам Патрика Хэмиша, отличного парня, превосходного шутника и фокусника! Вы и вообразить себе не можете, что он умеет вытворять с колодой карт! Пойдём, дружище! - Тим сделал приглашающий жест. - Я познакомлю тебя со всеми.
- Всенепременно! Но сначала понюхай мою бутоньерку, - Паренёк лукаво улыбнулся, кивнул на своё украшение и опустил руку в карман. - Цветы пахнут просто потрясающе.
- Охотно, мой друг, охотно. Но только после того, как ты сделаешь то же самое! - Улыбка Тима стала шире, и он повторил жест Патрика.

Спустя секунду они с хохотом гонялись друг за другом, поливая себя и всё вокруг водой из фальшивых бутоньерок. Гости радостно аплодировали неожиданной клоунаде, не забывая, однако, уворачиваться от водяных брызг. Когда вода закончилась, Тим и Патрик остановились отдышаться у стола с закусками. Патрик потянулся за стаканом.
- Хочешь, скажу одну важную вещь? - Тим заговорщически наклонился к уху подростка.
- В самой правой чаше, - он сделал драматическую паузу, - лёгкое слабительное.
Вечер проходил просто чудесно. Патрик увлечённо болтал с другими гостями, пил, ел, смеялся и шутил. Тим устроил конкурс, участники которого рассказали про свою самую удачную шалость. Победитель выбирался голосованием, за себя голосовать, разумеется, было нельзя, но миссис Даутфайр, та старушка с рогаткой в сумочке, попыталась это сделать. Впрочем, практически сразу же была разоблачена. Патрик занял второе место, уступив Кэтти Ди, белобрысой девчонке с ангельским личиком. Кэтти, играя в индейцев, привязала нанятую присматривать за ней няню к стулу перед самым приходом родителей и, предварительно устроив в доме кавардак, встретила их с зарёванным лицом, утверждая, что на их дом напали грабители, к счастью, ничего не унёсшие и никому не навредившие. По её словам, няня неосторожно открыла им дверь и была схвачена, а за Кэтти долго гонялись по всему дому, но таки не поймали и сбежали через заднюю дверь, когда услышали сигнал подъезжающей машины родителей. Победительнице торжественно вручили карту на скидку и долго и увлечённо чествовали. Потом Патрика попросили продемонстрировать свои умения. Карты мелькали в руках паренька, взлетали вверх и порхающими бабочками спускались вниз, подхватываемые полностью поглощённым процессом фокусником. Временами, картонные прямоугольники снова начинали чудить, трефы менялись на бубны, червы на пики. Пару раз привычные масти менялись на какие-то непонятные значки похожие на монеты, щиты и цветы. Но это не особо волновало Патрика. Серая реальность вспыхнула для него яркими красками и наполнилась радостью. Вокруг впервые было столько людей, которые не шарахались от парня и не осуждали, наоборот, он видел их поддержку и одобрение, симпатию и удовольствие о того, что Патрик делает в данный момент. Даже несмотря на то, что он поздоровался за руку с одним из гостей, пряча в ладони микро-шокер. Даже несмотря на то, что он одолжил у миссис Даутфайр рогатку и лопнул пару шариков меткими выстрелами. Эти пять минут знакомые с ним люди принимали юного Хэмиша таким, каков он есть. Сладкая дрожь пробежала по телу Патрика от осознания этого факта. Мир перед его глазами снова чуть-чуть изменился. Вокруг гостей и самого хозяина будто рассеялся туман, и парень буквально вытаращился на них - у кого-то на лбу появились аккуратные рожки, а ноги оказались похожими на козлиные, другие за мгновение сменили привычную одежду на какие-то восточные халаты и балахоны. Миссис Даутфайр щеголяла пушистым хвостом, а аккуратно наманикюренные ногти её стали заметно длиннее и острее. Патрик повернул голову и уставился на своё отражение в кривом зеркале, висящем рядом на стене. Искажённое волнистой поверхностью, оно тоже приобрело новые черты - ярко-рыжий лисий хвост метался из стороны в сторону, а над и без того высокой копной рыжих волос торчали теперь лисьи уши.

Тим, улыбаясь, как обычно, до ушей, пружинистой походкой подошёл к Патрику. Парень машинально подумал, что этот человек двигается с поистине кошачьей грацией. Его друг тоже изменился, зрачки Тима стали вертикальными, а тыльные стороны ладоней теперь покрывала короткая чёрно-серая шерсть.
- Ну что же, разреши поздравить тебя, приятель, - буквально проурчал Тим своим мягким баритоном, - с пробуждением от Банальности!

@темы: d20, мысли, обо мне

URL
   

Нехорошая квартира

главная